Вторник, 21.08.2018, 21:26
Приветствую Вас Гость

Посуточная аренда в центре Киева!

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Главная » 2008 » Октябрь » 12 » Было слово
Было слово
18:47
 Периодические издания начала прошлого века чаще не обогащали, а разоряли своих издателей. Cто с лишним лет назад все газеты Киева можно было пересчитать по пальцам одной руки.

Самая первая

Первой негосударственной газетой Киева был «Киевский Телеграф — газета политическая и литературная». Ее первый номер вышел в июле 1859 года.

Поначалу газета выходила два раза в неделю. Бледные листки на сероватой бумаге печатались с помощью ручного станка, едва-едва отбивавшего в день тысячу экземпляров. Но и этого было достаточно, поскольку количество подписчиков не превышало двух-трех сотен.

На страницах газеты публиковались важнейшие правительственные постановления, последние новости из жизни города и страны, обзоры международной политики, фельетоны, размышления видных горожан, литературные опусы и рецензии, всякая забавная всячина, рекламные объявления.

 
Издание профессора Шульгина поддерживали власть имущие

Самое занятное упоминание об этой газете встречается у Николая Лескова в «Печерских антиках». Лесков насмешливо писал об издателе «Киевского Телеграфа» Альфреде фон Юнке (неточно называя его Юнгом), как о «добрейшем парне, совершенно безграмотном и лишенном малейшей тени дарования, но имевшем неодолимую и весьма разорительную страсть к литературе.

Денег у Юнга на издание долго не было, и, чтобы начать газету, он прежде пошел (во время Крымской войны) «командовать волами», то есть погонщиком. Тут он сделал какие-то сбережения и потом все это самоотверженно поверг и сожег на алтаре литературы. Это был настоящий литературный маньяк, которого не могло остановить ничто, он все издавал, пока совсем не на что стало издавать».

 

 
Евгений Чикаленко несколько раз закладывал имение, чтобы издавать украинскую газету «Рада»

Через 15 лет у «Киевского Телеграфа» появилась новая владелица — жена профессора Авдотья Гогоцкая. Вдова основателя, госпожа фон Юнк, продала ей за три тысячи рублей право издания и за полторы тысячи — неказистую типографию. К тому времени газета, что называется, дышала на ладан.

Авдотья Гогоцкая была образованной и энергичной женщиной, участвовала в создании женских училищ и курсов. Поддерживала тесные связи с украинской интеллигенцией, и в анонсе на 1875 год «Киевский Телеграф» сообщал о сотрудничестве с Владимиром Антоновичем, Михаилом Драгомановым, Павлом Житецким, Николаем Зибером, Иваном Лучицким, Павлом Чубинским.

 Воспрянувшая, обновленная внешне газета стала рупором общеславянского движения, украинской культуры. Но такому направлению власти не хотели давать ход. У Гогоцкой возникли многочисленные проблемы. Осуждал ее и муж, читавший в университете философию и придерживавшийся довольно-таки правых взглядов. Поначалу он, вероятно, надеялся, что оппозиционная газета принесет солидный доход. Но, убедившись, что от «Киевского Телеграфа» можно ждать только неприятностей, изменил отношение к увлечению жены.

 

 
Госпожа Гогоцкая спасла «Киевский Телеграф» от разорения, но не смогла защитить от цензуры

 

После лавины доносов «доброжелателей» в мае 1876 года последовало административное распоряжение о закрытии газеты «Киевский Телеграф», и одновременно царь Александр II подписал печально известный Эмский указ, заковавший в цепи запретов украинское слово.

  

Дуэль масс-медиа

Ровно через пять лет после выхода первого номера «Киевского Телеграфа» город получил еще одну частную газету — «Киевлянин». Ее основателем был профессор Виталий Яковлевич Шульгин.

 
Шварц, он же Бостунич. В своей газете печатал свои же романы

Эта газета убежденно следовала имперско-шовинистическим курсом. Уже в стартовом выпуске «Киевлянина» Шульгин торжественно объявил, имея в виду Киевский регион: «Этот край русский, русский, русский». Ясно, что к такому изданию царская администрация была благосклонна. Это проявлялось не только в организационной поддержке, но и в увесистых материальных дотациях из бюджета. Благодаря своему статусу «Киевлянин», ориентированный на солидных читателей, выпускался основательно и на хорошей бумаге.

В издании газеты Шульгина участвовала и его жена Мария Константиновна. История их брака своеобразна. Молодая институтка была очарована красноречием профессора-вдовца, который годился ей в отцы и к тому же был горбат. У них родился сын Василий (впоследствии он сам станет известным журналистом, редактором «Киевлянина» и членом Государственной Думы). Но идиллия в отношениях длилась недолго. После смерти Шульгина-старшего его вдова нашла утешение в объятиях сотрудника «Киевлянина», статного и энергичного Дмитрия Пихно. Они поженились, а когда Марии Пихно не стало, Дмитрий Иванович унаследовал газету и был ее издателем 20 лет.

Пока существовал «Киевский Телеграф», он по возможности оппонировал «Киевлянину». Когда же первую газету закрыли, местные либералы остались без рупора. Нужно было чем-то заполнить этот вакуум. В то время о разрешении на издание газеты требовалось хлопотать в Петербурге, и результат отнюдь не был гарантирован.

Одно время «Киевлянину» успешно оппонировала газета «Заря». Ее издателем был популярный адвокат и журналист Павел Андреевский. Помимо доходов от подписки, издатель получал весомую подмогу от крупного сахарозаводчика Израиля Бродского, заинтересованного в том, чтобы кто-то парировал антисемитские публикации в «Киевлянине».

Андреевский не любил рутинного труда и переуступил «Зарю» одесситу Кулишеру, который стал фактическим редактором-издателем. Но Андреевский вдруг передумал и стал требовать «Зарю» назад. Мотивировал он свою претензию оригинально: мол, разрешение на выпуск издания выписано на его имя, сделка с Кулишером незаконна и, стало быть, газету нужно вернуть ему, Андреевскому.

Адвокат даже провел параллель: если бы он продал кому-то другому свою жену, то закон бы этой продажи не признал, и жена осталась бы за ним. Однако генерал-губернатор, услышав такую аналогию, поступил по принципу «так не доставайся же ты никому!» и в 1887-м вообще запретил «Зарю».

Занять освободившуюся нишу пытались многие. Успешный издатель Стефан Кульженко даже хлопотал о дозволении новой газеты через обер-прокурора Синода Константина Победоносцева, подарив ему роскошную книгу «Киев теперь и прежде». Обер-прокурор подарок принял, но ничем не помог.

А вот профессор-экономист Афиноген Антонович той же цели добился без особых проблем. Все вопросы решил за него авторитетный ходатай Сергей Витте, будущий премьер-министр, а в то время управляющий Юго-Западными железными дорогами. Витте вел с Дмитрием Пихно активную полемику по железнодорожной тарифной политике.

Пихно было легче — у него была своя трибуна, «Киевлянин». Такая же трибуна нужна была и Витте. Поэтому его ставленник Антонович стал владельцем газеты, названной «Киевское слово». На ее страницах печатались тезисы Витте, а за это управляющий дорогами щедро снабжал газету платными объявлениями, а всем служащим-путейцам настоятельно рекомендовалось ее выписывать.

Профессор прилагал все силы к тому, чтобы извлечь из свалившейся на него газеты максимальный доход. Материалы активно «заимствовались» из других изданий, своим же авторам издатель старался либо совсем не платить, либо платить как можно меньше. А ведь среди них были незаурядные таланты, именно в «Киевском слове» ранний Куприн печатал свои «Киевские типы». Потом в романе «Яма» писатель прозрачно упомянет газету «Днепровское слово», в которой получить гонорар — «такое же чудо, как выиграть двести тысяч на билет от театральной вешалки».

Штрафы платил Бродский

Под напором революционных событий 1905-1906 гг. правительство пошло на отмену предварительной цензуры печатных изданий. Упростилась процедура регистрации новых газет и журналов, следствием чего стал прямо-таки поток прессы. В течение нескольких месяцев киевляне увидели больше наименований печатных органов, чем за предыдущие полвека. Почти все они имели левое или даже крайне левое направление.

Но вскоре региональные руководители взяли контроль над прессой в свои руки. В мае 1907 года Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор Владимир Сухомлинов издал «Обязательное постановление», коим было воспрещено «оглашение или публичное распространение каких-либо статей или иных сообщений, возбуждающих враждебное отношение к правительству», равно как и «ложных о деятельности правительственного установления или должностного лица, войска или воинской части сведений, возбуждающих в населении враждебное к ним отношение». Для признания газетной информации ложной достаточно было официального опровержения со стороны затронутой инстанции или персоны. Наказание — штраф до 500 рублей или арест до 3 месяцев — обжалованию не подлежало.

Теперь печатные органы, желавшие свободно высказываться, стояли перед выбором: либо время от времени оставаться без отсиживающего срок редактора, либо платить штрафы. Количество газет резко сократилось.

С декабря 1906 г. выходит «Киевская мысль», не боявшаяся штрафов и по уровню популярности переплюнувшая все предыдущие. Издавал ее владелец крупной типографии Рудольф Лубковский. Поддержку же оказывал первый богач города Лев Израилевич Бродский. Кроме сахарных заводов, он вкладывал средства в мукомольную промышленность, в трамвайное сообщение. Влияние на «Киевскую мысль» позволило ему считать себя также медиамагнатом.

Популярность газеты была огромной. Уже в первые годы существования ее тираж поднялся до рекордной отметки 26 тыс., а к 1916 г. достиг немыслимых по тем временам для провинциальной прессы 70 тыс. экземпляров. Издание того стоило. С «Киевской мыслью» сотрудничали Лев Войтоловский, Давид Заславский, Иона Кугель, Всеволод Чаговец, непревзойденный фельетонист Гарольд (Исаак Левинский). Зарубежным корреспондентом «Киевской мысли» долгое время был марксист-эмигрант Анатолий Луначарский, будущий советский нарком просвещения. На страницах газеты опубликованы несколько очерков Владимира Короленко. В тогдашней ежедневной прессе, как правило, не печатались фотоснимки, но «Киевская мысль» каждую неделю выпускала иллюстрированное приложение в виде тонкого журнальчика.

«Киевской мысли» ничего не стоило раз в один-два месяца выбрасывать по полтысячи на штрафы. И на страницах самой читаемой газеты то и дело появлялись острые материалы, которые шли нарасхват, а в борьбе за места в городских органах и Государственной Думе она решительно поддерживала кандидатов от либеральной интеллигенции, выступая против русских шовинистов и черносотенцев.

Самая дешевая

Киевские газеты были мало доступны широким массам. Подписка на крупные ежедневные издания обходилась не меньше рубля в месяц, отдельные номера «Киевлянина», «Киевского слова» или «Киевской мысли» стоили по 5- 7 копеек. Для человека с приличным доходом рубль в месяц не был значительной тратой — подумаешь, один раз в ресторан не сходить. Но для простого рабочего этот рубль составлял бюджет целой семьи на один-два дня. Потому солидные газеты предназначались для состоятельной публики.

Но по мере вовлечения народных масс в общественную жизнь росла и роль печатного слова. Появились газеты для рабочих. Часть из них печаталась за границей и распространялась тайно — «прочти и передай товарищу».

В начале 1910 г. в Киеве выходит газета «Огни — Киевская Копейка», четыре полосы формата, близкого к нынешнему А3. Номер газеты, редактором-издателем которой стала 45-летняя дворянка Ольга Петровна Прохаско, стоил всего одну копейку. «Копейку» охотно раскупали горожане скромного достатка, для которых она и предназначалась.

Даже реклама была приспособлена именно к их запросам, — здесь регулярно печатались объявления мелких фирм, привлекавшие внимание читателей броскими заверениями: «Недорого», «Выгоднее, чем везде», «Цены дешевле распродаж». А главное, что на страницах «Копейки», помимо обычных городских сплетен, можно было найти ясную и доходчивую информацию для рядовых киевлян о том, что производственный травматизм связан с мелочной экономией хозяев предприятий; что домовладельцы искусственно завышают квартплату; что в городскую думу опять избирают махинаторов, наворовавших многие тысячи на замощении киевских улиц.

Не всем это нравилось. И вскоре начальник киевского охранного отделения подполковник Кулябко совершенно секретным письмом доложил губернатору Гирсу: «Во вверенное мне отделение поступили нижеследующие негласные сведения: в г. Киеве издается газета «Огни» или «Киевская Копейка»... Фактически редакция этой газеты находится в руках социал-демократов».

Первоочередной целью издания, по сообщению начальника охранки, было «достигнуть наибольшего распространения газеты в низах общества и влияния ее на низы эти, для чего газету делают возможно дешевой (стоимость одного экземпляра установлена в 1 копейку), достаточно осведомленной в делах рабочего класса и (по местным условиям) среди крестьян, возможно чаще касаясь их нужд».

Власти стали «наезжать» на подозрительное издание. Посыпались штрафы. У Ольги Прохаско не было лишних средств, поэтому время от времени ей приходилось отбывать административную отсидку. И, в конце концов, «Киевскую Копейку» велено было закрыть. Правда, Ольга Петровна на этом не успокоилась и с 1911 года начала издавать еженедельный тонкий журнал «Огни», популярный среди киевской молодежи. На его страницах напечатали свои первые рассказы будущие классики Константин Паустовский и Исаак Бабель.

Нацист-многостаночник

Идею «газеты-копейки» подхватили другие. В 1915-1917 гг. газету «Киевская Копейка» выпускала монархически-черносотенная организация «Двуглавый Орел». Шовинисты тоже стремились пропагандировать свои взгляды среди широких масс, но их газетенка не особенно раскупалась: выходила дважды в неделю тиражом 5000 экземпляров.

Зато другая копеечная газета пользовалась большим спросом. С сентября 1910 г. в Киеве ежедневно, иногда с особыми вечерними выпусками, выходила «Южная Копейка». К 1916 г. тираж газеты достиг 65 тыс. и уступал только «Киевской Мысли». Кто же стоял за этим бойко раскрученным проектом?

По части умения заработать копейку мало кто в Киеве мог похвастаться такой разнообразной предприимчивостью, как Григорий Шварц. Юрист по образованию он числился в списках помощников присяжных поверенных, промышляя адвокатурой. В то же время он выступал как лектор на разные сенсационные темы, страшно интересовался астрологией, эзотерикой, историей масонства и т. п.

Не чужд был литературных увлечений, писал рассказы, небольшие пьесы, главным образом, фарсы пикантного содержания; при этом подписывался фамилией не отца-немца Шварца, а матери-сербиянки Бостунич. Желание видеть свои опусы опубликованными подтолкнуло Шварца-Бостунича к изданию собственного печатного органа.

Он попробовал было выпускать газету с экзотическим названием «Арсетвита» (соединив латинские слова, означающие «Искусство и жизнь»), но дальше первого номера дело не пошло. Не слишком удался ему и проект частного книгоиздательства. А вот с «Южной Копейкой» он угадал — газета успешно выходила вплоть до революции. «Южная Копейка» старалась быть вне политики. Она отличалась бойкостью стиля и разнообразием последних сплетен. Из номера в номер печатались душещипательные романы с продолжениями.

Григорий Шварц мог бы остаться в памяти потомков как бойкий и толковый медиабизнесмен. Но, увы, после революции его понесло совсем в другом направлении. Он взялся за чтение лекций идейного содержания в стане белогвардейцев, просвещая деникинцев на предмет «всемирного жидомасонского заговора». Эмигрировав в Германию, Шварц обнаружил заметный спрос на пропаганду подобных взглядов и, оседлав этого конька, уже с него не слезал. Логика событий привела его в лагерь нацистов. Он познакомился с Гитлером и Гиммлером, был зачислен в СС, получил офицерский чин. В 1945 году 62-летнего штандартенфюрера Шварца арестовали американцы, после чего его следы теряются.

Украинская ежедневная

На протяжении десятков лет вся ежедневная пресса дореволюционного Киева выходила на русском языке. Но среди сознательных украинцев не замирало общественное движение, а манифест о «свободах» 1905 года и снятие ограничений на украинское слово поставили на повестку дня вопрос о национальной печати.

Правда, такой проект был заведомо убыточным. Слишком уж рьяно занимались царские власти тотальной русификацией Надднепрянщины. Когда украинцы-активисты начали прикидывать возможные доходы и расходы, стало ясно: даже при самой умеренной подписной цене (4 рубля в год) можно рассчитывать от силы на 5000 подписчиков.

Это значит — 20 тыс. ежегодного дохода, но при этом расходы должны составить минимум 50 тыс. Кто-то должен был покрывать разницу — хотя бы на первых порах (инициаторы все же надеялись, что со временем интерес к родному слову вырастет и тираж поднимется). И меценаты нашлись. Евгений Чикаленко принял на себя львиную долю затрат.

Он был довольно обеспеченным человеком, крупным аграрием. Еще будучи студентом Харьковского университета он участвовал в студенческих украинских кружках, подвергался полицейским преследованиям. И в дальнейшем он не покидал рядов национального движения. В 1900 году, поселившись в Киеве, Чикаленко стал активистом «Старой Громады». Когда идея ежедневного украинского издания обрела практические очертания, инициативная группа взялась за «пробивание» разрешений на выпуск сразу нескольких изданий — власти, конечно, будут ставить палки в колеса, но авось хоть одну из газет удастся узаконить. Так и случилось.

С 1 января 1906 года тиражом 10-12 тысяч стала выходить газета «Громадська думка». Издателем ее стал Евгений Чикаленко, а среди сотрудников редакции было много видных деятелей украинской культуры: Борис и Мария Гринченко, Сергей Ефремов, Владимир Леонтович, Федор Матушевский и другие. Буквально сразу власть «показала зубы»: первый же номер был конфискован. Пришлось делать материалы менее острыми, чтобы спасти следующие выпуски. Потом оказалось, что цензор Сидоров «берет», и ежемесячно ему подносили по 50 рублей, не считая подарков к праздникам.

Но спасти газету все же не удалось. И года не прошло, как в редакцию «Громадської думки» на Михайловской, 10 нагрянула полиция с обыском. В шкафах и ящиках нашли какие-то недозволенные издания, арестовали часть сотрудников, а газету прикрыли. Хлопоты перед начальством, вплоть до генерал-губернатора, ничего не дали. Тогда был пущен в ход запасной вариант.

Кроме «Громадської думки», украинские активисты оформили разрешение еще и на газету «Рада». Теперь им можно было воспользоваться. Уже 15 сентября 1906 года вторая ежедневная газета Киева на украинском языке продолжила дело первой. Издателем числился Борис Гринченко, но вскоре он передал полномочия Евгению Чикаленко. С «Радой» были связаны имена Михаила Грушевского и Ивана Франко, Симона Петлюры и Владимира Винниченко, Людмилы Старицкой-Черняховской и Александра Олеся, Андрея Никовского и Дмитрия Дорошенко.

Эта газета выходила восемь лет кряду, воспитывая национальную интеллигенцию, неся украинскую мысль и слово в народные массы. Издание оставалось убыточным, распространению украинской прессы чинили всяческие препятствия. Чикаленко пересказывал в своих воспоминаниях слова одного чиновника-украинца о том, что подписка родной газеты обходится ему не в 4 рубля, а в 16, так как он вынужден выписывать еще и «Киевлянин», ведь иначе начальство может выгнать его со службы.

Едва началась Первая мировая война, как власти нашли повод закрыть украинскую газету. Но не прошло после этого и трех лет, как национальная пресса в Киеве возродилась уже навсегда.

Очепятки

Газета «Киевский Телеграф», прославилась немыслимыми опечатками, после которых, если верить «Печерским антикам» Лескова, появлялись поправки типа: «Вчера у нас напечатано: киевляне преимущественно все онанисты — читай «оптимисты». К сожалению, в столичных библиотеках недостает очень многих номеров «Киевского Телеграфа».

Но даже те, что есть под рукой, подтверждают невнимательность тогдашней корректуры: «Напечатано «силлогизмы» — читай «синонимы», напечатано «пробивать» — читай «пробовать», напечатано «неоглядные» — читай «наглядные»...» Одна из самых забавных опечаток была допущена в номере за 3 января 1859 года.

Как же это может быть, — ведь первый номер «Киевского Телеграфа» вышел только в июле 1859 г.? Да так уж вышло, что в следующем, 1860 году, печатая первый номер газеты, издатели забыли перенабрать цифры года — вот и получилось «3 января 1859».

 

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ
"Контракты"

Просмотров: 608 | Добавил: jam-rent | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Меню сайта

Интересно о Киеве

«  Октябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Поиск

Друзья сайта


Украинская Баннерная Сеть
Depeche Mode Depeche Mode
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018